УДК 339.5:664(470)

РИСКИ И УГРОЗЫ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ В УСЛОВИЯХ ВТО

Таранов Павел Михайлович1, Панасюк Анатолий Сергеевич2
1Донской государственный аграрный университет (г.Зерноград), профессор кафедры экономики и управления, кандидат экономических наук, доцент
2Донской государственный аграрный университет (г.Зерноград), доцент кафедры экономики и управления, кандидат экономических наук

Аннотация
Авторы анализируют условия участия России в ВТО в свете актуальных мирохозяйственных тенденций. По мнению авторов условия участия нашей страны в ВТО могут существенно ограничить возможности государства по защите внутреннего агропродовольственного рынка в контексте геоэкономической напряженности.

Ключевые слова: аграрная политика, аграрный протекционизм, внешнеторговая политика, ВТО, защита агропродовольственного рынка


RISKS AND THREATS TO FOOD SECURITY OF RUSSIA IN THE WTO

Taranov Pavel Mihajlovich1, Panasyuk Anatolij Sergeevich2
1Don State Agrarian University, professor of the Department of economics and management, candidate of economic sciences, docent
2Don State Agrarian University, docent of Department of economics and management, candidate of economic sciences

Abstract
The authors analyze the conditions of Russia's participation in the WTO in the light of current global economic trends. According to the authors conditions of participation of our country in the WTO can significantly limit the ability of the state to protect the domestic food market in the context of geo-economic confrontation.

Keywords: agricultural policy, agricultural protectionism, foreign trade policy, protection of the agri-food market, WTO


Рубрика: Общая рубрика

Библиографическая ссылка на статью:
Таранов П.М., Панасюк А.С. Риски и угрозы продовольственной безопасности России в условиях ВТО // Сельское, лесное и водное хозяйство. 2015. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://agro.snauka.ru/2015/04/1871 (дата обращения: 19.11.2016).

Недостаточный уровень продовольственной безопасности в странах мира является одной из ключевых глобальных угроз. По мнению специалистов Всемирного экономического форума растущие риски нестабильности в поставках продовольствия и  рост цен формируют угрозу поступательному развитию национальных хозяйств, которая может повлечь гибель более 1 млн человек и экономические потери в размере 50–250 млрд долл. [1]. В 2008-2014 годах аналитики все чаще стали указывать на проблемы с обеспечением продовольственной безопасности в связи с ростом численности среднего класса на планете, а также различными природными и техногенными катастрофами.

Продовольственная зависимость России на фоне мирового продовольственного кризиса 2007–2008 годов, глобального финансового кризиса, а также усиления геоэкономического противостояния в 2014-2015 годах повысило актуальность проблемы агарного протекционизма. Принятие Доктрины продовольственной безопасности России фактически означало официальное признание необходимости политики аграрного протекционизма. Авторы Доктрины не придерживаются либеральной концепции продовольственной безопасности, жестко увязывая вопросы безопасности с продовольственной независимостью.

Участие России в ВТО будет способствовать дальнейшему росту интенсивности конкурентной борьбы на внутреннем агропродовольственном рынке. Правовой основой либерализации условий сельскохозяйственного производства и международной агропродовольственной торговли в рамках ВТО является Соглашение по сельскому хозяйству (ССХ).

Россия до участия в ВТО имела весьма низкий уровень внешнеторгового аграрного протекционизма, при этом в ходе переговоров связывание тарифов произошло с учетом того уровня пошлин, который существует на момент вступления. На протяжении трансформационного периода Правительство РФ фактически не использовало возможности защитить внутренний агропродовольственный рынок для стимулирования производства.

Средний уровень таможенного тарифа в России на аграрную продукцию в период переговоров о вступлении в ВТО составлял 13,5% (см.табл.1), что ниже, чем в ЕС – 15,1%, Индии – 37,6%, Японии – 24,3%, Мексике – 18,2%, Китае – 15,7% и даже Канаде – 17,3%. Более низкие таможенные пошлины действуют только в США, Австралии, Новой Зеландии и Бразилии [2].

Таблица 1 – Меры регулирования аграрного импорта некоторых стран мира в период ведения переговоров о вступлении России в ВТО

Страна

ЕС

США

Канада

Россия

Тарифные меры

Средние связанные тарифы, %

15,4

5,2

16,9

Средние тарифы РНБ, %

15,1

5,3

17,3

13,5

Средневзвешенный тариф, %

12,3

4,8

16,0

25,0

Специфические пошлины, %

31,0

39,9

13,6

25,6

Тарифные квоты, %

15,1

9,5

12,4

Нетарифные меры

Антидемпинговые меры, шт

154,0

262,0

49,0

5,0

Компенсационные пошлины, шт

14,0

45,0

5,0

Специальные защитные меры, шт

1,0

0,0

0,0

4,0

Специальные защитные меры, %

29,2

9,0

13,6

Источник: составлено автором на основе World Tariff Profiles;

Сравнительный анализ свидетельствует об активном использовании странами инструментов «нового протекционизма»: специальных, антидемпинговых и компенсационных пошлин; субсидий и компенсационных мер; ветеринарно-санитарных и фитосанитарных мер и др. Практически все страны, кроме Новой Зеландии и Японии, интенсивно используют антидемпинговые меры. В России за анализируемый период таких мер было применено только 5 против 47 в Австралии, 49 в Бразилии и Канаде, 70 в Мексике, 88 в Китае, 154 в ЕС и 262 в США. Наряду с классическими таможенными пошлинами, ЕС и США при защите агропродовольственного рынка широко используют специальные пошлины.

Необходимо отметить, что до введения санкций против нашей страны в 2014 г. Россия пассивно применяла имеющиеся инструменты нетарифной защиты агропродовольственных рынков, что было связано с отсутствием четких приоритетов аграрного протекционизма и неэффективной работой организационно-экономических механизмов защиты.

Одним из ключевых механизмов ССХ, наряду со снижением внутренней поддержки и экспортных субсидий, является расширение доступа стран участниц на агропродовольственные рынки друг друга.

В соответствии с группой мер по обеспечению минимального доступа импортных товаров их доля должна составлять не менее 5% объема внутреннего потребления по каждому продукту каждой тарифной линии [3; 4]. Важным для России является положение Соглашения по сельскому хозяйству, согласно которому страна должна поддерживать уровень доступа, существовавший в базовом периоде, даже в том случае, если импорт конкретного продукта превышал 5%.

Некоторое время позицией России на переговорах по вступлению было принятие в качестве базового периода трех лет с 1993 г. по 1995 г. Доля импорта в эти годы составляет около 52%, что являлось крайне высоким показателем. В истории современной России уровень импортной зависимости внутреннего агропродовольственного рынка по нашим оценкам никогда не опускался ниже 30% [5]. Степень открытости отечественного рынка на момент вступления не соответствовало обоснованному Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН (ФАО) критерию продовольственной независимости, в соответствии с которым самообеспечение страны должно составлять не менее 80%.

Интересно, что такое положение дел противоречило критериям проекта Доктрины продовольственной безопасности РФ [6], которые рассчитываются как удельный вес отечественной сельскохозяйственной продукции в общем объеме товарных ресурсов внутреннего рынка.

По мнению авторов, приемлемым базовым периодом для отечественного агропродовольственного сектора мог быть только период с 1986 г. по 1989 г., что обязало бы российское правительство при вступлении в ВТО гарантировать льготный доступ для импорта в размере не более 5% объема внутреннего потребления.

Основные партнеры по переговорам категорически отказывались распространять на Россию общепринятый базовый период (1986–1989 гг.), обосновывая тем, что в этот период экономика нашей страны не являлась рыночной. Вступление в ВТО с базовым периодом, отличным от того, который предоставляется всем учредителям ССХ, зафиксирует состояние импортной зависимости нашей страны [7].

Метод международных сопоставлений позволяет сделать вывод об особом положении России на мировом агропродовольственном рынке, которое заключается в следующих особенностях. Обладая высокой обеспеченностью сельскохозяйственными ресурсами, Россия находится в импортной зависимости, слабо ориентирована на экспорт.

Таким образом, на момент вступления России в ВТО система внешнеторгового аграрного протекционизма в России еще не сформировалась как действенный механизм регулирования рынка сельскохозяйственного сырья и продовольствия, продолжает сохраняться институциональная неопределенность в ходе  формирования Евразийского экономического союза.

При вступлении существовало противоречие между положениями Доктрины продовольственной безопасности и текущими условиями вступления России в ВТО. Принятие предложенного базисного периода привело к необходимости для России сохранять открытость рынка на уровне не менее 30% общего объема товарных ресурсов внутреннего рынка. В тоже время введение против России экономических санкций и усиление геоэкономической конфронтации в 2014-2015 позволяют утверждать, что наша страна вступила в новый период политики аграрного протекционизма.


Библиографический список
  1. Global Risks 2015. 10th Edition / World Economic Forum. – Geneva, 2015. – 66 p.; Global Risks 2008 / World Economic Forum. – Geneva, 2008. – 54 p.
  2. Таранов П.М. Внешнеторговый аграрный протекционизм в России / Таранов П.М., Панасюк А.С. // Аграрный научный журнал. – 2010. – № 10. С. 89-93
  3. Трухачев В.И. Стратегическое планирование в сельском хозяйстве (теория и практика): монография / В.И. Трухачев, Н.В. Банникова, Н.Н. Тельнова. – Ставрополь: АГРУС. – 2011. – 128 с.
  4. Таранов П.М. Перспективы отечественного птицеводства в контексте глобализации агропродовольственных рынков / Таранов П.М. // Управление экономическими системами: электронный научный журнал. 2014. № 7 (67). С. 17.
  5. Таранов П.М. Методика обоснования мер защиты продовольственного рынка в условиях членства России в ВТО / Таранов П.М., Панасюк А.С. Управление экономическими системами: электронный научный журнал. 2013. № 12 (60). С. 71.
  6. Трухачев В.И. Формирование региональных программ государственной поддержки доходов сельскохозяйственных предприятий с учетом норм ВТО / Трухачев В.И., Банникова Н.В., Градинарова Д.Е. Вестник АПК Ставрополья. 2014. № 3 (15). С. 294-299.
  7. Тельнова Н.Н. Приоритетные направления экономического развития сельскохозяйственных предприятий / Н.Н. Тельнова //Бизнес в законе. – 2012. -№1. -С. 209-213.
  8. Герасимов А.Н. Регионально-отраслевые аспекты вступления России в ВТО / А.Н. Герасимов, Е.И. Громов //Экономика и предпринимательство. – 2012. – №4. – С. 26-31
  9. О стратегии машинно-технологической модернизации сельского хозяйства России на период до 2020-2022 гг / Краснощеков Н.В., Липкович Э.И., Артюшин А.А., Таранов М.А. // Тракторы и сельхозмашины. 2008. № 11. С. 3-17.
  10. Шутьков А.А. Риски и угрозы продовольственной безопасности / Шутьков А.А. // Экономика сельского хозяйства России. 2011. № 4. С. 30-41.


Все статьи автора «Панасюк Анатолий Сергеевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: